Зачем идти к психотерапевту всей семьей — Свои

Зачем идти к психотерапевту всей семьей

И почему порой бесполезно решать проблемы в одиночку.

В среднем люди обращаются за помощью только спустя шесть лет после того, как в семье начались проблемы, а значит, все эти годы они копили обиды и злость. В результате пары приходят к терапевту на грани развода, а родители — когда ребенок окончательно от них отдалился. Вместе с эмоционально фокусированным терапевтом Яной Катаевой разбираемся, как работает семейная терапия и может ли она спасти чей-то брак.

Чем семейная терапия отличается от индивидуальной 

Семейная терапия работает с семьей как целым, поэтому на такие сеансы приходят не по одному: муж и жена, родители и дети должны приходить вместе. Если у человека проблемы в семье, но он пришел на сеанс один, это будет уже не семейная терапия, а индивидуальная консультация по поводу семейных отношений. 

Представим ситуацию. Ребенок-подросток не идет на контакт: не слушает родителей, врет, делает по-своему — поэтому в семье постоянно возникают конфликты. 

Индивидуальная консультация по поводу семейных отношений или семейная терапия

В основе семейной терапии лежит убеждение: раз проблема возникла в семье, то и решать ее нужно внутри семьи, а не изолированно. 

Мария, 27 лет, 5 лет в браке:

— Когда старшей дочке было три года, у нас со Стасом родились близнецы. Я сходила с ума от недосыпа и усталости: вроде только уложила близнецов, как один из них просыпался, начинал кричать и будил второго.

Однажды я в очередной раз уложила детей, пошла развешивать белье и увидела, что муж спокойно пьет чай и смотрит телевизор. Я безумно разозлилась: мне было обидно, что Стас совсем мне не помогает, когда это так нужно. А на следующий день он и вовсе пошел с друзьями в бар и вернулся только под утро. Я завидовала свободе мужа, тому, что он может вот так взять и поехать развлекаться после работы, а я привязана к детям. Начались скандалы: он распоряжался временем, как хотел — тусовался с друзьями, отсыпался все выходные, а я говорила, какой он эгоист и что я вообще жалею, что вышла за него замуж.

На грани развода мы обратились к семейному терапевту. Психолог спросила, прошу ли я помощи у мужа. Я не просила, это казалось очевидным.

Психолог объяснила: то, что кажется очевидным одному партнеру, может быть совсем не очевидно для другого. Стас не мог ощутить, как я устаю с детьми, потому что у него нет этого опыта — он проводил меньше времени дома, больше работал. Со старшей дочкой я справлялась сама, вот и Стас считал, что и сейчас в семье всё хорошо. Муж на сеансе тоже выговорился. Только тогда я поняла, что он не только веселился и отдыхал, как я думала. У него в голове тоже есть свои заботы: к примеру, как заработать больше денег, чтоб и на жизнь хватало, и на отдых.

На терапии мы поняли, что нужно делиться друг с другом своими проблемами, а не ждать, пока кто-то догадается. А еще мы договорились, что раз в неделю — в субботу или воскресенье — я оставляю детей со Стасом и иду в кафе, к подруге или в кино.

Человек ждет, что партнер будет удовлетворять его потребности: откликаться по первому зову, много слушать, быть рядом при любых обстоятельствах. Из-за завышенных ожиданий отношения оказываются под большой нагрузкой. Вот почему многие люди со временем разочаровываются в браке, и вот зачем нужен семейный терапевт. 

Как понять, что пора идти к семейному терапевту

Семейный терапевт нужен, когда в семье появляется проблема: 

  • нет взаимопонимания — люди не могут принять решение вместе, постоянно критикуют друг друга; 
  • ссоры становятся чаще и агрессивней; 
  • человек сравнивает отношения с тем, какими они были пару лет назад, и понимает, что раньше было гораздо лучше; 
  • общение становится редким — члены семьи говорят в основном о бытовых делах, например, о том, что надо купить курицу на ужин или поехать на дачу в выходные; 
  • секса нет или он стал реже. Это нормально, только если у пары недавно родился ребенок. 

Чтобы было проще, можно выразить каждый пункт в баллах. Например, три года назад партнеры оценивали свое общение на 8 из 10, а сейчас на 3.

Екатерина, была замужем 23 года:

У нас с Евгением двое детей. Когда дети выросли и уехали учиться в другой город, в семье начались проблемы. Казалось, что нас объединяли только дети: если мы и общались, то в основном о них. Вскоре муж вообще стал ночевать в гостиной, потому что ему хотелось засыпать под включенный телевизор, который мне мешал. Отдыхали мы тоже по отдельности. Опять же, казалось, что это отличный компромисс: зачем мне страдать на рыбалке, а мужу в кино на исторических драмах, которые он ненавидит.

Я несколько раз пыталась наладить отношения: устраивала романтические ужины, оставляла милые записки на холодильнике, даже записалась на секс-тренинги. На какое-то время в отношения снова вернулась страсть, но надолго ее не хватило. Тогда я уговорила Женю пойти к семейному терапевту.

Муж не понимал, зачем это нужно, и согласился, просто чтобы я отстала. Психолог попросила каждого из нас составить две таблички: в первой написать то, что нам нравится друг в друге, а во второй — то, что не нравится. Я быстро справилась, а Женя все писал и писал. Когда мы озвучивали списки, я была в растерянности: у мужа был огромный перечень минусов, среди которых оказались ПМС, подруги, любовь к мелодрамам, навязчивость, плаксивость, зацикленность на чистоте, отсутствие хобби. Муж будто радовался, что может вылить на меня всю грязь, которая в нем копилась. Я не дослушала и ушла с сеанса.

Потом я пришла к психологу на индивидуальную консультацию. Психолог помогла мне понять, что я хочу сохранить отношения с мужем не из-за любви к нему, а ради детей. Поэтому на следующих совместных сеансах терапевт помогла нам спокойно развестись.

Люди могут попытаться решить проблему в отношениях сами. Начать можно с книг Джона Готтмана, например «Семь принципов счастливого брака» или «Эмоциональный интеллект ребенка. Практическое руководство для родителей». Главное — установить дедлайн, чтобы решение проблемы не свелось к фразе «Я все делаю для наших отношений, а тебе хоть бы что». Люди должны договориться, что дают себе полгода на решение проблемы и, если за это время ничего не меняется, — идут к семейному терапевту. 

Как работает семейная терапия 

Семейная терапия, как правило, проходит раз в неделю, сеанс длится полтора часа. На первую сессию пара приходит вместе. Психолог наблюдает, как люди говорят о проблеме друг с другом, помогает понять, что на самом деле происходит в паре. Иногда терапевт может назначать и индивидуальные встречи, но с каждым из партнеров. 

На первом сеансе важно обозначить цель: например, научиться договариваться друг с другом или пережить измену. Если пара не уверена, что хочет быть вместе, психолог предлагает поработать один-два месяца, а потом посмотреть, изменилось ли что-то.

Решение о том, стоит ли продолжать отношения, всегда принимает пара. Семейный терапевт не дает советов, не принимает ничью сторону, сочувствует всем одинаково и нейтрален относительно решений пары. Так ведет себя специалист, который отучился на семейного терапевта. Вот почему так важно, чтобы у психолога была лицензия на консультирование по семейной терапии, а не просто диплом психолога. 

В семейной терапии существует множество направлений, которые используют разные методы работы с клиентами. Вот некоторые из них. 

Системная семейная терапия. Рассматривает семью как среду, единый организм. Если меняется один из элементов системы, то меняется и вся система. Проблемы в семье разбирает с точки зрения борьбы за власть и ресурсы и с точки зрения треугольника Карпмана, когда каждый из членов семьи играет определенную роль: агрессора, жертвы или спасателя. 

Психоаналитическая семейная терапия. Работает с подсознательным всех членов семьи — то есть учит их строить отношения на базе того, что есть в реальности, а не прошлого опыта. Например, отец Алены был алкоголиком, девочка очень злилась и грустила, но ничего не могла с этим сделать. Когда Алена выросла, она вышла замуж за такого же алкоголика. Но не потому, что ей это нравится, а из-за скрытых мотивов, которые девушка даже не осознает. Ей хочется спасти мужа, потому что в детстве она не смогла спасти отца. 

Метод Джона Готтмана. В России он представлен слабо, но очень популярен за рубежом. Метод помогает создать сильные эмоциональные связи между супругами, разбирает, как каждый из партнеров вкладывается в отношения. Например, у Готтмана есть теория о счете пары в эмоциональном банке: каждый раз, когда муж и жена делают что-то хорошее друг для друга — помогают, поддерживают, — на счет падает монетка, а когда супруги холодны к друг другу или ссорятся, деньги списываются. 

Эмоционально фокусированная терапия ориентирована на пары, но также работает с родителями и детьми. Этот подход рассматривает семью как эмоциональную связь между партнерами. Он основан на теории привязанности — каким стиль привязанности был у ребенка с родителями, таким же он будет и в отношениях. Например, если родители постоянно работали и были заняты, у ребенка формируется тревожный стиль привязанности: человек переживает, грустит и злится всякий раз, когда партнера нет рядом. 

Каждый метод строится по одной схеме: диагностика, проработка конфликта, анализ результатов. Какой бы метод ни использовал семейный терапевт, задача у него одна — наладить контакт между людьми. Семейная терапия не занимается спасением брака или отношений, а дает людям понять, могут ли они оставаться вместе и не портить друг другу жизнь. Иногда люди приходят в семейную терапию, чтобы психолог помог им нормально развестись — без упреков, злости или ревности к новому партнеру. 

В этой статье мы рассмотрим, как работает эмоционально фокусированная терапия.

Как эмоции определяют поведение 

Эмоционально фокусированный терапевт исследует историю привязанности каждого из партнеров: разбирается, в какой семье человек вырос, как научился любить, как привык строить отношения, какие места в отношениях считает проблемными. 

Стили привязанности формируются в детстве и зависят от того, какие отношения были у человека с родителями. Если родители адекватно реагировали на потребности ребенка, всегда были рядом и поддерживали, стиль привязанности будет надежным. Человек не боится, что его бросят, умеет доверять партнеру и делиться с ним своими чувствами. Когда родители уделяют ребенку мало времени, не показывают свою любовь, часто ругают или наказывают, у ребенка формируется один из ненадежных стилей — тревожный, избегающий или хаотичный. От стиля привязанности зависит то, как люди ведут себя в близких отношениях. 

Рассмотрим это на примере. 

Оля выросла в семье, где родители пропадали на работе, а дома были заняты выяснением отношений. Девушке не хватало любви и поддержки. В детстве Оля очень любила ласковую воспитательницу, которая говорила ей, что она хорошая девочка, а в школе Оля старалась заслужить любовь учительницы: первой поднимала руку, убиралась в классе. В детстве у Оли сформировался тревожный стиль привязанности: ей нужно постоянное подтверждение, что ее любят и ценят. 

Вову растила эмоционально нестабильная мама. Она много ругалась, была требовательной и властной. Чтобы защититься от ее сильных чувств, Вова начал отстраняться от матери: сначала молча слушал, а потом стал уходить ночевать к друзьям. У Вовы избегающий стиль привязанности: когда близкие отношения начинают приносить боль, он закрывается в себе. 

Оля и Вова поженились. Поначалу они проводили друг с другом много времени, поэтому Олина тревожность не выходила из-под контроля — она чувствовала, что муж ее любит. Оля была спокойной и расслабленной, в семье не было серьезных конфликтов, и Вове не приходилось отстраняться от негативных эмоций супруги. 

В какой-то момент Вова потерял работу. Он сильно переживал из-за этого, ему было стыдно, что он, мужчина, сидит на шее у жены. Вове стало трудно возвращаться домой: каждый раз, когда он приходил с очередного собеседования, жена встречала его с надеждой, и парню было стыдно признаться в том, что работу он не получил. Поэтому он стал пропадать с друзьями в барах, поздно приходил домой, чтобы не столкнуться с Олей. Пара начала часто ссориться. Оля постоянно звонила и писала Вове, а он сбрасывал звонки и игнорировал сообщения. Он знал, что когда придет домой, жена будет играть в молчанку, потому что обиделась. Такой вариант устраивал Вову больше, чем выяснение отношений. 

Однажды Оля сорвалась на Вову: «Может, чтобы найти работу, надо не с друзьями тусоваться, а прилагать усилия? Или ты ждешь, что работа на тебя с неба свалится?». Вова устал избегать конфликта и начал защищаться: «Думаешь, я не понимаю, что нам нужны деньги? Вместо того чтобы мозг выносить, лучше бы поддержала».

Стиль привязанности формирует привычку, а эмоционально фокусированный терапевт помогает изменить поведение и подход к отношениям. Вот два возможных исхода в истории Вовы и Оли — с терапией и без. 

Как могла бы помочь семейная терапия

Чтобы связь между супругами оставалась надежной и безопасной, им нужно научиться правильно реагировать на проблемы друг друга. Когда жена плачет, муж не боится ее слез и не злится, а утешает ее. А когда один партнер рассказывает о чем-то другому, тот откладывает телефон и с интересом слушает. Когда партнеры умеют выражать свои чувства не через крики и обвинения, шансы на то, что их поймут, гораздо выше.

Счастье есть
Счастье бывает разным, иногда это — вкусный ужин в теплой компании, а иногда — собственная квартира, в которую приятно звать гостей. Если хотите такую, приходите в Самолет.
Посмотреть на это счастье
Автор:
Поделиться
Подпишитесь на рассылку, и вы не пропустите статьи о доме, семье и отношениях
Без патриархата
Некорректный формат почты
Я согласен на обработку персональных данных
Спасибо! Проверьте почту